Эссе по Пленуму

Эффективное уголовно-правовое предупреждение любых видов преступлений невозможно без их правильной квалификации. Последняя, в свою очередь, предопределяется не только верным выбором статьи Особенной части УК РФ, но и точным установлением того, является ли преступление оконченным. Решение же вопросов, связанных с установлением момента окончания преступлений, в равной степени зависит и от совершенства уголовного закона, и от его правильного толкования. Между тем, законодатель далеко не всегда предлагает такие формулировки признаков составов преступлений против собственности, которые, во-первых, отражали бы социально обоснованную конструкцию этих составов, во-вторых, позволяли бы делать однозначные выводы о законодательной регламентации момента окончания данных преступлений. Неудивительно поэтому, что выяснение момента окончания преступлений против собственности вызывает серьезные трудности у практических работников. Несмотря на то, что Пленумом Верховного Суда РФ дается официальное толкование момента окончания целого ряда таких преступлений (кражи, грабежа, разбоя, мошенничества, присвоения, растраты, вымогательства, неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения), оно не может удовлетворить потребности практики, поскольку зачастую основано на оценочных понятиях и само нуждается в дополнительных пояснениях. В результате при применении уголовного закона одинаковые ситуации нередко оцениваются по-разному.

27 декабря 2007 г. Пленум Верховного Суда РФ принял Постановление N 51 "О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате", значение которого для правоприменительной практики трудно переоценить. Публикуемый комментарий состоит из нескольких статей, в которых будут последовательно обсуждены затронутые в Постановлении проблемы объективной стороны преступлений, предусмотренных ст. ст. 159 и 160 УК РФ, умысла, мотива и специального субъекта, разграничения составов хищений и иных преступлений, а также некоторые частные проблемы уголовно-правовой квалификации, по которым Пленумом даны разъяснения.

Мошенничество, согласно п. 1 Постановления N 51, совершается путем обмана или злоупотребления доверием, под воздействием которых владелец имущества или иное лицо либо уполномоченный орган власти передают имущество или право на него другим лицам либо не препятствуют изъятию этого имущества или приобретению права на него другими лицами. Разъяснение дополняет и уточняет предложенное в свое время Пленумом и содержащееся во многих научных трудах определение, состоящее в том, что мошенничеством является добровольная передача потерпевшим имущества или права на имущество виновному под влиянием обмана или злоупотребления доверием. Уточнение связано, в частности, с тем обстоятельством, что хищение всегда совершается помимо воли собственника или владельца имущества (субъективный элемент признака противоправности), поэтому указание в прежнем определении на изъятие имущества буквально по доброй воле потерпевшего было, конечно, неудачным.

В п. 2 Постановления отражены основные разновидности обмана: а) предоставление ложной информации, б) вводящие в заблуждение действия, в) умолчание об обстоятельствах, узнав о которых, лицо (потерпевший или иное лицо, орган власти) не приняло бы решение передавать имущество (право на имущество) виновному или иным лицам.

Разграничивая в п. п. 2 и 3 Постановления такие признаки объективной стороны мошенничества, как обман и злоупотребление доверием, Пленум попытался решить сложную задачу, поставленную самим законодателем, который не учел существенное расширение понятия вверенности имущества в судебной практике. В прежние времена с учетом определенной трактовки судебной и следственной практикой понятия вверенности передача вещи по устному соглашению для временного пользования или хранения не расценивалась как акт вверения данного имущества. Поэтому составом хищения вверенного имущества не охватывались, к примеру, случаи незаконного, противоречащего воле собственника удержания имущества, переданного гражданину по договору бытового проката, при том, однако, что соответствующий умысел - на невозврат вещи - у гражданина возникал после получения ее в пользование. Содеянное в этом случае расценивалось как мошенничество, совершенное путем злоупотребления доверием. В п. 3 Постановления Пленум относит к злоупотреблению доверием принятие на себя лицом обязательств при заведомом отсутствии у него намерения их выполнить с целью безвозмездного обращения в свою пользу или в пользу третьих лиц чужого имущества или приобретения права на него. В качестве примера приведено получение физическим лицом кредита, аванса за выполнение работ, услуг, предоплаты за поставку товара, если оно не намеревалось возвращать долг или иным образом исполнять свои обязательства.

Однако в подобных случаях, получая по договору имущество, виновный хотя и действительно злоупотребляет, в точном смысле данного выражения, доверием контрагента, но в то же время обещает исполнить предусмотренное договором обязательство, хотя исполнять данное обещание как раз и не собирается. А исполнение этого обязательства другая сторона рассматривает в качестве условия передачи имущества. Следовательно, виновный сообщает потерпевшему заведомо ложные, не соответствующие действительности сведения, а такой способ введения в заблуждение правильно определяется как обман , в том числе и в п. 2 Постановления.

Другой, помимо хищения, формой мошенничества в ст. 159 УК названо приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. С позиций законодателя получается, что право может быть приобретено неправовым путем. Это ряд криминалистов считает теоретически небесспорным, несмотря на то что полученное путем хищения имущество в принципе может быть обращено в собственность виновного или иных лиц. Пленум толкует соответствующий признак в п. 4 Постановления так: если мошенничество совершено в форме приобретения права на чужое имущество, преступление считается оконченным с момента возникновения у виновного юридически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным.

Раздел Постановления, посвященный вопросам квалификации преступления, предусмотренного ст. 160 УК, начинается с п. 18. Здесь Пленум следующим образом формулирует понятие вверенного имущества: "противоправное безвозмездное обращение имущества, вверенного лицу, в свою пользу или пользу других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному законному владельцу этого имущества, должно квалифицироваться судами как присвоение или растрата при условии, что похищенное имущество находилось в правомерном владении либо ведении этого лица, которое в силу должностного или иного служебного положения, договора либо специального поручения осуществляло полномочия по распоряжению, управлению, доставке, пользованию или хранению в отношении чужого имущества "Правомерное владение предполагает, что лицо, совершившее затем хищение этого имущества, получило его и было наделено собственником полномочиями по управлению, распоряжению и т.д. именно в личном качестве, как лицо физическое. Многие теоретики поддержали точку зрения И. Клепицкого о том, что наделение лица соответствующими полномочиями вовсе не обязательно происходит, как это предполагалось прежде, в результате документального оформления.

Обратимся к Пленуму Верховного суда №29 от 27.12.02г. Согласно п.6. Кража и грабеж считаются оконченными, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им пользоваться или распоряжаться по своему усмотрению (например, обратить похищенное имущество в свою пользу или в пользу других лиц, распорядиться им с корыстной целью иным образом). Разбой считается оконченным с момента нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

В научной литературе подобное определение момента окончания хищения также находит много сторонников.

Так, Н.А. Лопашенко указывает: «ущерб объекту хищения причинен тогда, когда имущество изъято, собственник или законный владелец лишен возможности осуществлять свои полномочия (пользоваться, владеть и распоряжаться имуществом) и виновный имеет реальную возможность пользоваться или распоряжаться этим имуществом».

Однако в теории уголовного права данная концепция была поддержана не всеми. Она подвергалась, в частности, серьезной критике со стороны В.Н. Литовченко, который отмечал, что границы, при которых завладение имуществом до пределов реальной возможности распоряжения им не отличаются четкостью, могут быть истолкованы неоднозначно.

Г.А. Кригер, уделявший наибольшее внимание данному вопросу, отметил, что возможность распорядиться имуществом по своему усмотрению не следует путать или отождествлять с реальным достижением тех конечных целей, которые лицо ставило перед собой. Он пишет: «Виновный может и не достичь этих целей, то есть не успеть потребить, продать или иным способом распорядиться похищенным имуществом; важно, чтобы он достиг возможности совершить указанные действия». Однако, главная проблема состоит в том, что эту «возможность» правоприменитель определяет сам в каждом конкретном случае с учетом обстановки совершения преступления.

Рассмотрим положения Пленума Верховного суда №5 от 12.03.2002г.

Понятие "хищение оружия" определяется в соответствии с общим понятием хищения, данным в примечании 1 к ст. 158 УК. В частности, под хищением оружия и иных предметов преступления понимается совершенное с корыстной целью противоправное безвозмездное завладение виновным этими предметами любым способом с намерением виновного присвоить похищенное либо передать его другому лицу, а равно распорядиться им по своему усмотрению иным образом (например, уничтожить). Уголовная ответственность наступает за хищение оружия и других предметов как в негосударственных, частных или иных предприятий, так и у отдельных граждан, владевших ими правомерно либо незаконно (п. 10 названного выше постановления Пленума Верховного Суда РФ).

Понятие "вымогательство" должно быть определено в соответствии с ч. 1 ст. 163 УК, Вымогательство оружия и других предметов данного преступления — это требование передачи оружия под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения имущества собственника или владельца оружия, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих этих лиц или их близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред интересам названных лиц.

Момент окончания преступления для хищения и вымогательства определяется дифференцирование. Хищение считается оконченным в момент завладения предметом хищения, а вымогательство — в момент предъявления требования о передаче имущества под угрозой совершения определенных действий. Для квалификации хищения необходимо установить последствия в виде завладения имуществом, а равно причинную связь между действиями виновного и такими последствиями.

Хищение составных частей либо деталей оружия в комплекте, достаточном для сборки пригодного к использованию оружия, надлежит оценивать как хищение огнестрельного оружия, а не комплектующих деталей к нему, по ч. 1 ст. 226 УК. Это случаи так называемого хищения оружия "по частям". Хищение составных частей и деталей боевых припасов, содержащих взрывчатые вещества или взрывные устройства (запалы, детонаторы, взрыватели и т. д.), следует квалифицировать по ст. 226 УК как оконченное хищение взрывчатых веществ (абз. 4 п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ).

Анализ судебной практики

Обзор практики (Постановления Пленума Верховного суда №29 от 27.12.02г. )

В п. 6 Постановления разъясняется, в каких случаях грабеж и разбой считаются оконченными преступлениями. В отношении состава преступления - разбоя каких-либо вопросов не возникало, поскольку судебная практика давно устоялась. Что же касается грабежа, то согласно разъяснению, содержащемуся в п. 16 ранее действовавшего Постановления Пленума от 22 марта 1966 г., это преступление считается оконченным с "момента завладения имуществом". Суды обращали внимание на то, что такое разъяснение сейчас не согласуется с действующим уголовным законодательством, в частности с примечанием к ст. 158 УК РФ.

Суды при рассмотрении конкретных преступлений полностью руководствуются предложенным определением момента окончания хищения.

Так, Ленинским районным судом г. Барнаула за совершение грабежа был осужден М., который в жилом микрорайоне выхватил из рук П. кошелек и скрылся в ближайшем подъезде многоквартирного дома. На лестничной площадке виновный вынул из кошелька крупные купюры и спрятал их в своем белье, а кошелек с мелкими купюрами выбросил в мусоропровод. Затем он надел куртку другого цвета, вышел из подъезда, где был задержан потерпевшей и другими гражданами. В мотивировочной части приговора суда было указано, что «суд находит преступление оконченным, так как М. успел распорядиться похищенным имуществом, похищенные деньги при досмотре не нашли».

 Например. Судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда Республики Карелия изменен приговор Сегежского районного суда в отношении Степанова, который открыто похитил из магазина "Витязь" в г. Сегеже детское ватное одеяло, но был задержан недалеко от магазина выбежавшими за ним работниками. Переквалифицируя действия Степанова, судебная коллегия обоснованно отметила, что при указанных обстоятельствах содеянное Степановым следует квалифицировать как покушение на открытое хищение чужого имущества, поскольку осужденный не имел возможности распорядиться похищенным.

 С учетом того, что судебная практика была разноречивой и это порождало ошибки при квалификации содеянного, Пленум подчеркнул, что грабеж будет считаться оконченным преступлением лишь в случаях, когда у виновного есть реальная возможность пользоваться или распоряжаться похищенным по своему усмотрению. Например, обратить такое имущество в свою пользу или в пользу других лиц, распорядиться им с корыстной целью иным образом.

Обзор практики Постановления Пленума Верховного суда № 51 от  27.12.07г).

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 "О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате" разъяснено, что, если мошенничество совершено в форме приобретения права на чужое имущество, преступление считается оконченным с момента возникновения у виновного юридически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным (в частности, со времени заключения договора...). Вместе с тем законодатель определил мошенничество в сфере кредитования уже, нежели мошенничество, предусмотренное ст. 159 УК РФ. Последнее понимается не только как хищение чужого имущества, но и как приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. В свою очередь мошенничество в сфере кредитования возможно только в форме хищения. Таким образом, преступное деяние считается законченным с момента получения заемщиком суммы денег (товара), определенной в договоре кредитования, а равно приобретения им юридического права на распоряжение такими деньгами (товарами). Следовательно, в случае, когда заемщик представил ложные сведения (документы), а в процессе проверки банком данная информация была выявлена, содеянное следует квалифицировать как покушение. Если же банком был выдан кредит или кредитная карта, то содеянное надлежит квалифицировать как оконченное преступление, даже если преступник не успел использовать заемные средства по своему усмотрению.

Мошенничество в сфере кредитования, совершенное с использованием подделанного этим лицом официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, квалифицируется как совокупность преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 327 УК и соответствующей частью статьи 159.1 УК РФ.

Так, Орджоникидзевский районный суд г. Магнитогорска Челябинской области признал виновной гражданку К. по ч. 5 ст. 33 и ч. 1 ст. 327 УК РФ, ч. 1 ст. 159.1 УК РФ, которая, вначале передав паспорт неустановленному следствием лицу для внесения изменений в фамилию в своем паспорте, впоследствии воспользовалась им при получении кредита на сумму 30000 руб. (Приговор от 16 января 2013 г. Орджоникидзевский районный суд г. Магнитогорска (Челябинская область) .

Тем не менее, практика не единообразна в решении обсуждаемого вопроса. В одних случаях подобного рода деяния квалифицируются как покушение на мошенничество, а подделку документов признают способом совершения мошенничества. В других случаях, усматривая оконченный состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 327 УК РФ, приготовления или покушения на мошенничество не вменяют.

Так, судебная коллегия по уголовным делам Приморского краевого суда рассмотрела в судебном заседании кассационное представление на приговор Фрунзенского районного суда г. Владивостока от 1 октября 2012 г., которым Г. осужден по ч. 2 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. N 26-ФЗ). По ч. 2 ст. 327 УК РФ судом обвинение признано излишним, "...поскольку приобретение самонаборной печати... изготовление поддельной печати, которая была использована при заключении договора купли-продажи... и при изготовлении справки-счета... фактически явились способом совершения мошеннических действий".. Однако в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 прямо указано, что хищение чужого имущества или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием, совершенные с использованием подделанного этим лицом официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, квалифицируется как совокупность преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 327 УК РФ и соответствующей частью ст. 159 УК РФ.

Обратимся к Пленуму Верховного суда №5 от 12.03.2002г.

По смыслу закона под оконченным хищением оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств следует понимать противоправное завладение ими любым способом с намерением лица присвоить похищенное либо передать его другому лицу, а равно распорядиться им по своему усмотрению иным образом.

Если лицо похитило непригодные к функциональному использованию огнестрельное оружие, комплектующие детали к нему, боеприпасы, взрывчатые вещества или взрывные устройства, заблуждаясь относительно их качества и полагая, что они исправны, содеянное следует квалифицировать как покушение на хищение огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств.

Лицо, признанное виновным в хищении оружия, не должно дополнительно привлекаться к уголовной ответственности за утрату, уничтожение или повреждение этого оружия.

 Терехов осужден военным судом Ленинградского военного округа по ст. 105, ч. 2, п. "д" и "з"; 226, ч. 4, п. "б"; 342, ч. 2; 346, ч. 1 и 222, ч. 4, УК РФ.

 Как указано в приговоре, Терехов с целью хищения автомата для последующей его продажи, в период несения службы в составе караула, пришел на пост к часовому рядовому Логинову и ножом убил его. Завладев автоматом погибшего, Терехов пришел на свой пост, где заранее приготовленной ножовкой отпилил приклад у автомата, отпилил ствол и укрыл похищенное оружие на территории своего поста.

 В тот же день он был изобличен, а поврежденный автомат и боеприпасы изъяты.

 Действия Терехова, связанные с завладением автоматом и его последующим повреждением, органы следствия и суд квалифицировали и как хищение огнестрельного оружия и боеприпасов с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, и как умышленное уничтожение оружия.

 Военная коллегия, рассмотрев дело, не согласилась с такой квалификацией и признала, что Терехов за умышленное уничтожение оружия осужден необоснованно. Кроме того, согласно баллистической экспертизе похищенный автомат был не пригоден  для производства выстрелов.

 В соответствии с законом, указывается в определении коллегии, под хищением понимается совершенное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц. Составом этого преступления охватывается не только противоправное завладение, но и последующее пользование и распоряжение похищенным имуществом фактически как своим собственным. Следовательно, лицо, совершившее хищение, должно нести уголовную ответственность лишь по статьям уголовного закона, предусматривающим ответственность за это преступление.

 Дополнительной уголовной ответственности за последующую судьбу похищенного имущества, в частности за его утрату, повреждение и уничтожение, на это лицо законом не возлагается.

 В связи с этим коллегия приговор в части осуждения Терехова по статье 346, ч. 1, УК РФ за умышленное уничтожение оружия отменила и дело прекратила за отсутствием состава преступления, а так же переквалифицировала как  покушение на хищение огнестрельного оружия.

Список используемой литературы

Нормативно-правовые акты

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) // «Российская газета» , N 237, 25.12.1993.
  2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.05.1996) (ред. от 01.09.2015)//"Собрание законодательства РФ", 17.06.1996, N 25, ст. 2954
  3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ (принят ГД ФС РФ 22.11.2001).
  4. Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 г. N 11 "О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности"
  5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 12.03.2002 N 5 (ред. от 03.12.2013) "О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств"
  6. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 N 29 (ред. от 03.03.2015) "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое"
  7. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 29 от 27 декабря 2002 года "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое"© КонсультантПлюс, 1992-2015г
  8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 n 51 "О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате".
  9. Обзор кассационно-надзорной практики ВК Верховного Суда РФ по уголовным делам за 2012 г. // БВС РФ. Кассационное определение N 22-487 от 17 января 2013 г. Приморский краевой суд (Приморский край) // http://sudact.ru.)

Учебная литература

  1. Бойцов А.И. Преступления против собственности. СПб., 2002. С. 411, 417.
  2. Дело по обвинению М., осужденного по ч. 1 ст. 161 УК РФ// Архив Ленинского районного суда. 2009. Уголовное дело № 1-346/2009.
  3. Ермакова О.В. Момент окончания преступлений против собственности : закон, теория, практика : диссертация ... кандидата юридических наук : 12.00.08 / Ермакова Ольга Владимировна; [Место защиты: Нац. исслед. Том. гос. ун-т].- Барнаул, 2011.- 224 с
  4. Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономики: Авторский комментарий к уголовному закону. М., 2006. С.61.
  5. Клепицкий И. "Вверенное имущество" в уголовном праве // Законность. 1995. N 12.
  6. Кригер Г.А. Квалификация хищений социалистического имущества. М., 1974. С. 117-118.
  7. Литовченко В.Н. Уголовная ответственность за посягательства на социалистическую собственность (понятие хищения). М., 1985. С. 50.

 

 

Ермакова О.В. Момент окончания преступлений против собственности : закон, теория, практика : диссертация ... кандидата юридических наук : 12.00.08 / Ермакова Ольга Владимировна; [Место защиты: Нац. исслед. Том. гос. ун-т].- Барнаул, 2011.- 224 с

Пункт 12 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 г. N 11 "О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности"

Бойцов А.И. Преступления против собственности. СПб., 2002. С. 411, 417.

Клепицкий И. "Вверенное имущество" в уголовном праве // Законность. 1995. N 12.

Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономики: Авторский комментарий к уголовному закону. М., 2006. С.61.

Литовченко В.Н. Уголовная ответственность за посягательства на социалистическую собственность (понятие хищения). М., 1985. С. 50.

Кригер Г.А. Квалификация хищений социалистического имущества. М., 1974. С. 117-118.

Дело по обвинению М., осужденного по ч. 1 ст. 161 УК РФ// Архив Ленинского районного суда. 2009. Уголовное дело № 1-346/2009.

http://sudact.ru.).

Кассационное определение N 22-487 от 17 января 2013 г. Приморский краевой суд (Приморский край) // http://sudact.ru.)

Обзор кассационно-надзорной практики ВК Верховного Суда РФ по уголовным делам за 2012 г. // БВС РФ.

Новости

Очень важный момент оказания услуг по написанию студенческих работ – сроки выполнения доработок.

Чтобы заказать отчет по практике, нужно предоставить следующую информацию:

Уважаемые заказчики!
Мы в большинстве случаев работаем через интернет. Предварительное согласование, предоставление необходимых данных, подписание договора - все это делается удаленно.

Не первый раз сталкиваемся с ситуацией, когда проверка диплома на антиплагиат именно в Вашем ВУЗе показывает низкий процент, хотя на antiplagiat.ru и в пакете «Антиплагиат.ВУЗ» другого ВУЗа дает 75-80 %.
 

Мы пишем на заказ магистерские диссертации для ВУЗов Нижнего Новгорода и других городов. Стоимость магистерской диссертации составляет от 15000 руб. и зависит от сложности выбранной темы, объема, требований научного руководителя.

После того как ваша работа готова к сдаче, мы отправляем вам первую половину работы на электронную почту для ознакомления.

Если у вас не принимают работу из-за видимых символов, вставок текста, и прочих неудачных попыток обойти антиплагиат, наши программисты исправляют косяки безруких коллег)

Что нужно сделать, чтобы заказать работу

Мы сможем написать диплом за 1-2 дня!

Уважаемые студенты! Как обезопасить себя от необоснованных претензий преподавателей по поводу антиплагиата.

УБРиР :: Продукт

Source
Smart IP geolocation
Ip Address
54.81.110.114
Timestamp
понедельник, октября 23, 2017 - 10:55
Ваш город: